Главная страница   Общественные связи и СМИ   Пресс-служба   Новости

версия для печати Выступления

01.12.2014

 

Выступление председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России В.П. Иванова на парламентских слушаниях по теме «О совершенствовании законодательства в сфере противодействия незаконному распространению наркотических средств и психотропных веществ», Государственная Дума Российской Федерации, Москва, 1 декабря 2014 года

 

О создании законодательной системы в части сокращения спроса и минимизации ущерба от наркотиков как механизма эффективной реализации Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года

 

Уважаемая Ирина Анатольевна!

Уважаемые коллеги!

Прежде чем представить вам позицию ФСКН России по проблеме совершенствования законодательства в сфере противодействия незаконному распространению наркотических средств и психотропных веществ, хочу подчеркнуть, что за последние 6 лет совместными усилиями нашей Службы и законодателей кардинально трансформирована законодательная база борьбы с предложением наркотиков.

За 2008-2014 годы по инициативе ФСКН России принято 40 федеральных законов, издано 44 указа Президента Российской Федерации и 105 постановлений Правительства Российской Федерации.

Перечислю только ключевые сдвиги в законодательстве и их общественно значимые результаты:

Введение высшей меры наказания - пожизненного срока за крупнооптовые поставки, что стало эффективным механизмом по подрыву инфраструктуры наркомафии.

Запрет свободной продажи кодеинсодержащих препаратов суммарным объёмом 10 тонн опиатов ежегодно, в результате которого лекарственно-аптечная наркомания практически сошла на нет. Дезоморфин, он же «крокодил», перестал обращаться в России.

Коррекция законодательства в условиях создания Таможенного Союза и расширения таможенной границы позволила задействовать потенциал государственной границы Российской Федерации в целях пресечения контрабанды афганских наркотиков.

Наконец, по инициативе ФСКН России кардинально упрощён порядок отпуска обезболивающих препаратов в медицинских целях, что серьёзно улучшило ситуацию в этой области и, не случайно, что близкие тяжело больных и врачи признательны Службе за это.

В настоящее время готовится к рассмотрению новый законопроект, который Президент России В.В. Путин лично внёс в Госдуму, позволяющий ФСКН России вводить временный запрет на оборот дизайнерских наркотиков или в просторечии «спайсов», которых, к слову, за последние три года поставлено под запрет выше 700.

Таким образом, мы видим, что в области борьбы с предложением наркотиков проведена серьёзная законодательная работа.

О результатах борьбы с предложением наркотиков за минувшие пять лет свидетельствуют следующие цифры: ликвидированы 50 тысяч наркопритонов и мест производства наркотиков и изъяли из незаконного оборота 26 тонн опиатов, в том числе 11,5 тонн афганского героина, 131 тонну наркотиков каннабисной группы, в том числе 121 тонну марихуаны и 10 тонн гашиша, а также 18 тонн наркотиков синтетического ряда – при этом обозначу тенденцию, что только в этом году объём изъятых синтетических наркотиков в 160 раз больше, чем 10 лет назад. Также ликвидирован мощнейший внутрироссийский картель по производству БМК, полуфабриката амфетамина, с ежегодной мощностью в двадцать тонн, едва не заполонившего всю Европу.

За последние пять лет к уголовной и административной ответственности всего привлечено 1 миллион 200 тысяч человек, пресечена деятельность 26 тысяч организованных преступных групп и организованных преступных сообществ.

Именно эта деятельность силового блока существенно минимизирует демографический, криминальный и экономический ущерб.

Интегративный результат этого представлен на Слайде 1, где визуализирован успешный опыт минимизации ущерба от наркотиков – рельефный эффект сокращения за десять лет на одну треть смертности молодого населения в возрасте 15-34 лет.

Очевидно, весомый вклад в эту позитивную динамику внесли решения о создании профильной службы - ФСКН России - в 2003 году, Государственного антинаркотического комитета – в 2007 и утверждение Президентом России в 2010 году Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года.

Вместе с тем, эти впечатляющие показатели одновременно свидетельствуют и о том, что в антинаркотической политике государства ярко выражен перекос в сторону карательной, репрессивной функции, поскольку государственный ресурс, и управленческий, и финансовый, для борьбы со спросом практически не задействован.

Именно по этой причине из 1,2 млн. привлеченных к ответственности за 5 лет – 1 млн это сами наркопотребители. Причем полмиллиона наказаны за употребление наркотиков штрафами в административном судопроизводстве, а другие полмиллиона в уголовном судопроизводстве за преступления, совершенные ими, чтобы добыть средства на наркотики.

Таким образом, только к уголовной ответственности минимум в сто раз больше потребителей наркотиков, чем государство направляет на бюджетируемую реабилитацию. В то время как в развитых странах соотношение прямо противоположное.

Неудивительно, что в российском обществе существует колоссальный запрос на наведение государством порядке в сфере помощи потребителям наркотиков, прежде всего, организация чёткой и контролируемой государством системы реабилитации, что является гуманным как по отношению к самим несчастным и членам их семей, находящимся в стрессе так и по отношению ко всем другим членам общества, права которых грубо попираются наркопотребителями.

Руководству государства, губернаторам, мне, как председателю ГАК и директору ФСКН России, и вам, уважаемые законодатели, ежедневно приходят тысячи писем, в которых матери и близкие наркоманов задают один и тот же вопрос: куда обращаться, чтобы не обманули, чтобы был государственный надзор и хотя бы минимальные гарантии.

Стратегический ответ на эти запросы нами уже дан – необходимо создавать по всей стране Национальную систему реабилитации и ресоциализации наркопотребителей. Только такая мощная система, опирающаяся на институты и организации гражданского общества при ресурсном и управленческом обеспечении государства, в состоянии предметно и, подчёркиваю, абсолютно реально, в сжатые сроки по существу ответить на запрос матерей и общества в целом.

Более того, решениями руководства страны уже созданы базовые предпосылки для своего рода гуманистической революции в антинаркотической сфере.

10 июля т.г. Президент Российской Федерации своим Указом наделил ФСКН России полномочиями по координации деятельности федеральных органов власти, органов власти субъектов Федерации и органов местного самоуправления в области реабилитации и ресоциализации наркопотребителей, а также полномочиями по организации поддержки социально ориентированных НПО, осуществляющих данную деятельность.

В последние два года в стране введён принципиально новый правовой институт альтернативной ответственности, когда уже сейчас решениями судов в уголовном и административном судопроизводстве обеспечивается интенсивный многотысячный поток молодых, в основном, наркопотребителей на реабилитацию.

Наконец, 15 апреля т.г. Правительством РФ, утвердило соответствующую подпрограмму комплексной реабилитации Госпрограммы «Противодействие незаконному обороту наркотиков».

Таким образом, политическая и организационно-административная база Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации создана.

Однако практически отсутствуют системные законодательные предпосылки по полномасштабному функционированию в стране единой национальной системы комплексной реабилитации как принципиально нового вида деятельности государства.

Нет целостной системы законодательства в сфере реабилитации. Как один из моментов - нет государственного бюджетного финансирования данной деятельности на федеральном уровне, строки в Законе о бюджете нет. Не урегулированы вопросы включения реабилитации в уже существующие виды деятельности – ту же социальную, педагогическую, медийную и просветительскую работу. В отсутствии системного федерального законодательства субъекты Федерации не имеют возможности полноценно организовать свои региональные сегменты законодательства, добиваясь через реабилитацию кардинального улучшения наркоситуации и существенного снижения смертности молодёжи, уровня наркопреступности и декриминализации молодёжной среды.

Таким образом, впереди колоссальная творческая работа, чтобы уже следующий 2015 год сделать годом полномасштабного функционирования национальной системы реабилитации наркопотребителей.

Ирина Анатольевна, уверен, что в совместной работе ФСКН России и Госдумы и непосредственно с Вашим комитетом нам удастся это сделать.

Хочу подчеркнуть, что ваш Комитет по безопасности является ключевым, поскольку решить проблему реабилитации и минимизации ущерба от наркомании возможно исключительно через развитие системы безопасности и в формате ключевой задачи обеспечения общественной и национальной безопасности.

Досужие критики любят судачить на тему: зачем ФСКН России потребовала полномочий в сфере реабилитации. Хочу здесь объективно и по существу пояснить.

Дело даже не в том, что ни одно другое ведомство не оказалось готовым хотя бы серьёзно проработать проблему, все, как говорится в народе, «отскочили», и ФСКН России пришлось взваливать на себя эту, прямо скажем, неблагодарную и тяжёлую ношу.

Суть в том, что если мы хотим кардинально сократить потребление наркотиков в стране и на деле защитить наших детей и внуков, то проблему наркомании пора перестать рассматривать через призму личного дела отдельных граждан или просто как одного из видов заболеваний.

Именно такое воззрение на наркоманию и понимание наркомании было навязано стране в переломные годы развала СССР.

Хочу напомнить, что четверть века назад, 25 октября 1990 года Комитет Конституционного надзора СССР в своём Заключении N 8 (2-10) «О законодательстве по вопросу о принудительном лечении и трудовом перевоспитании лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией» свёл проблему наркомании исключительно к проблеме здоровья индивида и, более того, приравнял потребление наркотиков к правам человека, который, цитирую, «ни перед кем не обязан отвечать за свое здоровье». Тогда же были закрыты лечебно-трудовые профилактории - ЛТП, где осуществлялось принудительное лечение и трудовая реабилитация лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией.

Разумеется, нет необходимости возвращаться к принуждению в любых его видах. Однако вернуться к реальности стоит, и ясно постулировать, что наркомания – это далеко не личное дело каждого, а, более того, – ключевой фактор разрушения общественной и национальной безопасности, ведущий к масштабным негативным последствиям.

Во-первых, потребление наркотиков ведёт к беспрецедентно высокой смертности молодёжи в возрастном сегменте от 15 до 34 лет – не менее 50-60 тысяч человек ежегодно по причине интенсивного патологического износа внутренних органов.

В Японии с примерно такой же численностью населения в этом возрастном сегменте от наркотиков умирает в 20 (!) раз меньше, чем в России. В Европе, в среднем, - в 12 раз меньше.

Во-вторых, 65 % всех преступлений в стране связано с наркотиками, при этом до 80 % всех краж, мелких неквалифицированных грабежей, связанных с отъёмом мобильных телефонов, дамских сумочек, автомагнитол и т.п., совершается наркопотребителями.

В-третьих, вся уличная дистрибуция, распространение наркотиков осуществляется исключительно наркопотребителями по принципу «пять доз продаю, а шестую – себе».

В-четвёртых, мотивация наркопотребителя на преступление запрограммирована необходимостью добыть деньги на вожделенную дозу, а монетарная корзина, к примеру, героинового наркомана определяется его ежедневным рационом – 2 дозы общей стоимостью минимум 2 тысячи рублей.

Таким образом, потребление наркотиков напрямую подрывает экономику страны, поскольку 8 миллионов наркопотребителей ежедневно тратят на наркотики 4,5 млрд рублей и тем самым выводят из ВВП страны до полутора триллионов рублей ежегодно, что в полтора раза выше чем бюджет министерства обороны и в 3,5 раза - бюджета министерства здравоохранения.

Механика показана на слайде.

Более того, реальный ежегодный ущерб экономике страны составляет цифру в 3 раза большую, т.е. как минимум 4 триллиона рублей.

Объясняется это тем, что значительная часть наркопотребителей выключены из экономически активной жизни, а отнимаемые у экономически активного населения путем преступлений 1,5 триллиона рублей пропорционально уменьшают экономически полезный спрос на товары и услуги. При этом общество несет затраты на правоохранительные органы, судебную и пенитенциарную системы.

Демографический, криминальный и экономический ущербы очевидны.

В тоже время, правильно организованную немедицинскую реабилитацию можно и нужно, по определению МККН ООН, рассматривать как прямую инвестицию в общество, поскольку реабилитация позволит ежегодно возвращать в экономику до триллиона рублей.

Но целевой задачи минимизации данного ущерба путём системных действий по уменьшению количества наркопотребителей до сих пор, то есть уже четверть века, государством не поставлена.

Более того, в условиях отсутствия корректной постановки задачи и путей её разрешения в обществе возникли фатальные стереотипы, дезориентирующие общество и управленческие структуры – одни считают, что наркопотребители – это преступники, другие – что они больные.

Такое положение за прошедшую четверть века породило колоссальный «чёрный» рынок, в котором баснословную прибыль получают не только наркомафиози, но и все те, кто, не отвечая за результат, как-то кормятся в этой полукриминальной, полуподпольной «чёрной дыре» нашей действительности.

Пора ликвидировать этот очевидный и прискорбный кризис ответственности по отношению к наркомании, когда в сфере сокращения спроса на наркотики все бурно работают, но никто не отвечает за конечный результат.

Резюмирую, коллеги: стратегическим положением совершенствовании законодательства РФ в сфере противодействия незаконному распространению наркотических средств и психотропных веществ является последовательное проведение антинаркотической политики как генеральной задачи обеспечения общественной и национальной безопасности через сокращение негативных последствий и ущерба – демографического, криминального и экономического.

Именно в целях обеспечения такой политики необходимо сформировать новый корпус антинаркотического законодательства.

Благодарю за внимание.