Главная страница   Общественные связи и СМИ   Пресс-служба   Новости

версия для печати Выступления

18.02.2016

 

Выступление директора ФСКН России на итоговом заседании Коллегии Службы, 18 февраля 2016 г., г. Москва, Зал Коллегии ФСКН России

 

«Об итогах оперативно-служебной деятельности Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков в 2015 году и задачах на 2016 год»

 

Добрый день, уважаемые коллеги!

 

31 декабря - в последний день минувшего года - Президент Российской Федерации своим Указом утвердил Стратегию национальной безопасности Российской Федерации, в соответствии с которой одной из основных угроз государственной и общественной безопасности является «деятельность преступных организаций и группировок, в том числе транснациональных, связанных с незаконным оборотом наркотиков».

 

При этом ФСКН России была создана 13 лет назад целевым образом как спецслужба, главной задачей которой является ликвидация транснациональной организованной наркопреступности. Таким образом, именно перед нами стоит задача защиты государственной и общественной безопасности на данном направлении.

 

Все проведенные нами в прошедшем году ключевые операции были нацелены именно на решение этой задачи.

 

За 2015 год судами было вынесено 4250 судебных решений в отношении организаторов наркобизнеса, из них 3611, то есть 85 провентов – по материалам уголовных дел ФСКН России. При этом четверть ликвидированных преступных сообществ либо были организованы за пределами нашей страны, либо имели в своей структуре подразделения, находящиеся за рубежом.

 

Хочу отметить, что в ходе привлечения нами к уголовной ответственности организаторов преступной деятельности – а это 13,5 тысяч наркосбытчиков, так называемых, «капитанов наркобизнеса». Всеми правоохранительными органами Российской Федерации было изъято почти 27 тонн концентрированных наркотиков, что предотвратило экономический ущерб от попадания оптовых партий в розницу в размере 114 миллиардов рублей.

 

Для сравнения при привлечении к уголовной ответственности 96 тысяч рядовых наркопотребителей,  хранивших наркотики без цели сбыта, изъято чуть более 450 кг уличных наркотиков.

 

В этой связи я бы хотел подчеркнуть, что нашей главной задачей – и главным показателем нашей работы – является не количество уголовных дел, а количество ликвидированных организованных преступных групп и сообществ, что влечет за собой разрушение инфраструктуры поставок оптовых партий наркотиков для целей дальнейшей дистрибуции.

 

Другим важным показателем является эффективность борьбы с легализацией и отмыванием наркодоходов. По итогам 2015 года с помощью ФСКН России заблокированы активы наркоторговцев почти на один миллиард рублей.

 

 

Анализ наркопреступности показывает ее многоуровневую иерархию и жесткую дифференциацию организации поставок и сбыта наркотиков.

 

Транснациональные организованные преступные группы формируют логистику поставок в Россию синтетических наркотиков, так называемых спайсов, – из Юго-Восточной Азии, героина - из Афганистана, кокаина - из Латинской Америки и гашиша - из Африки.

 

Розничный сбыт наркотиков базируется на многочисленных небольших локальных сетях мелких дилеров, и окончательная финальная уличная реализация единичных наркодоз уже полностью лежит на самих наркоманах.

 

Этот розничный оборот заметен практически каждому гражданину, потому что осуществляется на улицах, во дворах, в подъездах путем прямых контактов с потребителями наркотиков. Порядка 17 тысяч таких рядовых сбытчиков и мелких дилеров осуждены в 2015 году, при этом у них изъято порядка 2 тонн наркотических средств из розницы. Оптовый же оборот наркотиков не виден населению, потому что осуществляется между самими участниками преступных сообществ, максимально заинтересованных в сокрытии своей деятельности. Тем не менее целевая работа правоохранительных органов по пресечению оптового оборота позволила изъять, как уже упоминалось, 27 тонн наркотиков.

 

Именно в сегменте пресечения розничного сбыта задействованы широко разветвленные многочисленные структуры МВД России, адаптированные к работе с населением, включающие участковых, сотрудников дорожно-постовых, патрульных и иных служб, которые обеспечивают защиту наших граждан от уличной преступности, включая наркотики.

 

Немногочисленная же ФСКН России сконцентрирована на ликвидации организованной наркопреступности.

 

В этой связи недоумение вызывают настойчивые попытки отдельных ангажированных внешними силами так называемых аналитиков ретушировать это принципиальное различие между борьбой с оптовым и розничным оборотом наркотиков.

 

В частности, в декабре минувшего года некий Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге под руководством выпускников гарвардских, кембриджских и йельских университетов США и Великобритании предложил свои рецепты оценки эффективности силовых структур России под видом трогательной заботы о бюджете Российской Федерации.

 

В своей записке «Как МВД и ФСКН борются с наркотиками» это учреждение буквально навязывает тезис об отсутствии различий между работой МВД России и ФСКН России в борьбе с наркотиками, причем этот тезис базируется на манипуляциях с диковинным для криминологии понятии «медианная масса изымаемых наркотиков».

 

Определяется авторами эта «медианная масса» до примитивности просто: все факты изъятий упорядочиваются в порядке возрастания массы изымаемых партий наркотиков, и затем число, расположенное в середине этого ряда, называется медианной массой изъятых наркотиков.

 

 

На слайде показан пример подсчета медианной массы для трех ведомств, каждое из которых совершило пять изъятий наркотиков. В этом случае медианная масса будет совпадать с третьим изъятием, потому что оно находится в серединке, и, значит, все три ведомства поработали в среднем одинаково, т.е. независимо от объема предотвращенного ущерба.

 

Этот пример наглядно показывает полную несостоятельность, ущербность, даже несостоятельность применяемой авторами методологии оценки эффективности.

 

Я бы порекомендовал тем, кто финансируют Институт проблем правоприменения, применить к сотрудникам этого экзотического учреждения такой же подход: первые 180 дней в году не платить им зарплату вообще, а оставшиеся дни платить ее в обычном размере. Тогда медианная зарплата за год у каждого сотрудника этого Института не изменится, что сэкономит средства спонсоров.

 

Поэтому я бы еще раз хотел вернуться к главной задаче ФСКН России – ликвидации транснациональной организованной преступности.

 

Эффективность и результативность борьбы с транснациональными преступными сообществами наглядно видны на примере ацетилированного опия. В результате проведенных ФСКН России операций, направленных на уничтожение основных каналов поставок сырья для изготовления ацетилированного опия, удалось кардинально, в 3 раза, снизить притоносодержание в жилом секторе и обеспечить десятикратное падение рынка ацетилированного опия в Российской Федерации. Это совершенно конкретный результат нашей работы

 

Еще одним показательным примером является изъятие оптовых партий синтетических наркотиков общим объемом более 3,6 тонн, что позволило предотвратить поступление 70 тонн курительных смесей в розничный оборот.

 

В 2015 году Службой проведен ряд стратегических антинаркотических операций с Министерством общественной безопасности Китайской Народной Республики, Королевской полицией Испании, нашими коллегами в Молдавии, Беларуси, Таджикистане, Киргизии, а также в рамках антинаркотического квартета, который в минувшем году расширен до квинтета. Это такие операции как «Восточный экспресс», «Эстонский ноктюрн», «Мозаика», «Пиренейский излом», «Транзит» и другие, которые обеспечили ликвидацию крупнейших преступных сообществ и основной тоннаж изъятых наркотиков.

 

С учетом наработанного опыта по ликвидации транснациональной организованной преступности настало время тщательно проанализировать Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности – так называемую «палермскую конвенцию» – поскольку в настоящее время ее положения практически никак не имплементированы в национальное законодательство.

 

Первым шагом, который необходимо сделать в этом направлении, – это ужесточить уголовную ответственность за преступления, связанные с организацией, руководством и участием в транснациональном преступном сообществе путем внесения соответствующих изменений в статью 210 УК России.

 

В этой связи ФСКН России подготовлен и направлен на согласование в заинтересованные ведомства соответствующий законопроект.

 

Однако мобилизация борьбы с организованной наркопреступностью тормозится тем, что значительные усилия и трудозатраты правоохранительных органов тратятся на десятки тысяч уголовных дел, связанных с привлечением к ответственности самих же наркопотребителей – напомню, это более 90 тысяч человек ежегодно.

 

Об этой ситуации мною было доложено руководству страны, и Президентом России на заседании Президиума Государственного Совета принято решение законодательно обеспечить направление наркопотребителей в ходе рассмотрения уголовных дел не в места лишения свободы, а на программы реабилитации в целях освобождения от наркотической зависимости.

 

Подсчитано, что действующие законы, программирующие направление наркопотребителей, хранящих одну-две дозы без цели сбыта, в места лишения свободы, обходятся нашему бюджету в 40 миллиардов рублей ежегодно. При этом затраты предварительного следствия, судебные издержки в итоге обеспечивают перевод этой многотысячной армии наркопотребителей на полное содержание в пенитенциарную систему за счет государства. В то же время уже разработанные государственные программы реабилитации с бюджетом всего в один миллиард рублей – правда, пока не выделенных – могли бы обеспечить содержание этого многотысячного контингента не за счет бюджета, а за счет самообеспечения. Кратный экономический эффект очевиден и не специалисту.

 

Уважаемые коллеги!

 

Завершая свое вступительное слово, полагаю необходимым подвести итоги года с акцентом на борьбу с транснациональной организованной преступностью и наметить шаги, направленные на кардинальное снижение спроса на наркотики.